Правовой статус криптовалют

правовой статус криптовалют

Влияние криптовалюты на различные экономические и социальные процессы в современном мире с каждым днем становится все более значительным.

На повестке дня всего международного сообщества и отдельных государств возникает все большее количество вопросов, затрагивающих различные аспекты рассматриваемого явления.

Так, не существует единого мнения относительно правовой природы криптовалюты.

В связи с чем, различные юрисдикции рассматривают цифровую валюту либо как средство платежа, либо как средства обмена.

Необходимо отметить, что вопрос о правовой природе токенов также формально не определен.

В частности, зачастую они рассматриваются как пожертвование либо дарение, что в свою очередь, вызывает значительное количество споров на национальном и международном уровнях.

Отсутствие формальной определенности в сфере общего правового статутса криптовалюты влечет за собой возникновение широкой дискуссии по более частным вопросам, касающимся необходимости лицензирования деятельности криптовалютных бирж, налогообложения в указанной сфере и так далее.

Вместе с тем, уже сегодня очевидно, что деятельность в сфере криптовалютных операций только набирает обороты.

Как было указано, вопрос, касающийся правовой природы цифровой валюты и операций с ней рассматривается в каждом государстве по-разному.

В настоящее время есть одна страна, где криптовалюты разрешены  на 100% как средство платежа, - это Япония.

Но отметим сразу, что налоговую систему данного государства можно обозначить как “довольно жёсткую” (подробней можно изучить на сайте регулятора - FSA) и работа с нерезидентами осложнена рядом барьеров: языковым, правовым, экономическим: важен особенно последний, поскольку уровень доходов населения Японии довольно высок.

В настоящее время (с апреля по октябрь) идёт разработка так называемым Японским Советом по аудиторским стандартам “Свода условий для обращения криптовалюты”, то есть это будет документ, формализующий правила обороты криптовалюты, в том числе - относительно её майнинга (производства).

На сегодня с блокчейн-проектами работают: Bank of Yokohama, SBI Sumishin Net Ban и ещё десятки организаций (и это - без включения мелких продавцов).

Кроме того, существуют методические указания Министерства экономики, торговли и промышленности Японии (METI) относительно оценки различных блокчейн-проектов. Ознакомиться с методичкой можно здесь. Согласно ей - можно оценить возможности реализации Вашего блокчейн-проекта.

С другой стороны - регулирование разнится от страны к стране (и именно поэтому выше описана отдельная услуга подбора юрисдикции).

Криптовалюта в США

В частности, цифровая валюта рассматривается в трех различных аспектах. В качестве аналога денежных средств, собственности и биржевых товаров.

Существенный интерес, в этом смысле, представляет и Заявление Комиссии США по ценным бумагам и биржам, которая в конце июля 2017 года заявила, что в перспективе предметом ее правового регулирования может стать и первичное размещение монет. Подобные изменения позволят криптовалюте стать признанной альтернативой инвестициям.

Кроме того, по планам Управления контролера денежного обращения (Office of the Comptroller of the Currency) финансово-технические компании, вовлеченные в фидуциарную деятельность или осуществляющие одну из трех ключевых функций банков (выдача кредитов, оплата чеков либо прием депозитов) в будущем смогут получить государственные (федеральные) банковские лицензии ограниченного назначения.

Рост популярности криптовалюты предопределил развитие новых механизмов ее использования. К таким механизмам, в частности, относится и ICO (initial coin offering).

Являясь одной из моделей краудфандинга с использованием инфраструктуры блокчейн, ICO позволяет инвестировать средства в цифровую валюту с целью получения прибыли в будущем. При этом, прибыль может быть получена, например, посредством продажи на специальной бирже, полученных токенов.

При этом, уже сегодня существует значительное количество рисков в сфере ICO. В частности, к ним относится не только возможное признание ICO механизмом продажи ценных бумаг с соостветствующими мерами ответсвенности, но и отсутствие правовой защиты, особенности трансграничной юрисдикции, мошеннические схемы, законодательство о противодействии отмыванию денежных средств, полученных преступным путём и так далее.

Скажем, подходы к определению криптовалют в США - разные:

  1. Налоговое управление США (IRS): криптовалюты есть “цифровое представление ценности, которое функционирует как средство обмена, единица учета и/или хранилище стоимости (и) не имеет статуса законного статуса (в какой-либо) любой юрисдикции”.
  2. IRS также указывает, что bitcoin-сделки - это бартер.
  3. Ещё 2013 году Американская Сеть по расследованию финансовых преступлений (FinCEN) опубликовала руководство, в котором говорится, что обмены цифровых “денег” и деятельность администраторов по обороту виртуальных “валют” подпадают под регулирование Закона о банковской тайне (BSA) и поэтому - такие лица должны зарегистрироваться в качестве бизнеса по денежным услугам (MSB).

Кроме того, исходя из анализа дела “Невада против Микона” любая лицензируемая деятельность должна быть таковой, даже если она осуществляется через (с помощью) криптовалют.

Аналогичные выводы содержатся:

  • В деле Штата Миссури (обмен btc на наличные);
  • В деле Штата Аризона (по гр. Дукану);
  • В деле Штата Огайо (против Daniel Mercede);
  • В деле Штата Нью-Йорк;
  • Отдельно можно ознакомиться с отчётом по виртуальным валютам штата Калифорния.

криптовалютыПри этом SEC уже отказывала в регистрации фонда Winklevoss Bitcoin Trust (меморандум встречи и собственно - заявление). Кроме того, “Комиссия США по торговле товарными фьючерсами официально признала биткоины биржевым товаром”.

Более того: при въезде в США Bitcoin’ы (криптовалюты) нужно декларировать: от 10 000 USD, но при этом США рассматривает возможность создания специальных виз для биткоин-инвесторов.

И в это же время, скажем, майнинг в США разрешён : это вытекает, в частности,  из Определения Комиссии США по ценным бумагам и биржам No. 23852 от 05.06.2017 года. Впрочем, для SEC важнее, чтобы при майнинге не должны нарушаться права инвесторов (совладельцев).

Сразу возникает другой вопрос - налоги. И вот как он решается в тех же Штатах:

  • Добытые в результате майнинга Биткоины считаются налогооблагаемой базой.
  • Также может быть учтён налог на разницу стоимости в момент “создания” btc и в момент продажи.
  • При этом комиссия по ценным бумагам (доступна только архивная версия) заявила, что если майнинг - это частное дело (т.е. его ведёт не предприниматель, а физическое лицо), то налогообложение в этом случае не применяется, единственное - нужно работать с учётом законодательства “о противодействии легализации…”.
  • Согласно мнению Счётной Палате США: налог не уплачивается в том случае, когда происходит обмен btc на другие цифровые товары (например, на игровые деньги или другие криптовалюты).

Сегодня существуют специальные сервисы для учёта налоговой базы:

  • https://bitcoin.tax
  • http://www.libra.tech/
  • https://www.kryptofolio-tax.com/

Для сравнения: Германия, которая ещё с 2013 года является лидером по официальному количеству биткоин-юзеров, имеет свой взгляд на налоги.

Минфин Германии подходит к биткоину с двух сторон:

  1. обозначает как частные деньги;
  2. как финансовый инструмент.

Также Германия придерживается позиции Европейского суда о том, что операции обмена биткойнов на фиатные валюты освобождаются от НДС. И в то же время, исходя из анализа документов Минфина ещё за 2014 год – коммерческая деятельность по продаже btc и иных цифровых валют должна облагаться налогом. 

Согласно легальной дефиниции: “legally, the purchase and sale of bitcoin is a private sale transaction under Section 23 paragraph 1 sentence 2 of the Income Tax Act, which (according to section 2, paragraph 1, sentence 1, No. 7 Income Tax Act) is classed as income tax”, то есть налог изначально предусмотрен только при малой временной разнице учёта. То есть биткоин как инвестиция в Германии налогом не облагается.

Налоги же в Германии имеют дифференцированный подход в основании:

  1. НДФЛ - от 14% до 45%. Анализ налоговых классов можно посмотреть по ряду ссылок:
  • http://www.howtogermany.com/pages/germantaxes.html
  • http://ru-geld.de/salary/taxes.html
  • http://www.bundesfinanzministerium.de/Web/EN/Issues/Taxation/Double-taxation/double-taxation.html - официальный сайт с соглашениями по двойному налогообложению
  • https://www.buzer.de/s1.htm?g=EStG+31.12.2016&a=32 a изменения в подоходном налоге в 2017 году
  • http://www.steuerliches-info-center.de/DE/SteuerrechtFuerInvestoren/Person_Inland/Einkommensteuer/Steuertarif/steuertarif_node.html - от чего зависит ставка от 14% до 45%.
  • http://www.gevestor.de/details/steuersatz-in-deutschland-ein-komplexes-zusammenspiel-646731.html - ещё один пример расчёта.

       2. Налог солидарности - 5.5%;

       3. Максимальная необлагаемая налогом сумма - 8.652 Евро.

Или вот ещё одна страна с весьма и весьма определённым наименованием - ака оффшор: Кипр

Впервые правовой статус биткоинов и альткоинов был оговорен Центральным банком в послании 2014 года: суть данного сообщения сводится к тому, что правовой статус Биткоина и других цифровых валют на Кипре является неопределённым.

При этом виртуальные валюты не признаются ЦБ Кипра в качестве платёжного средства. Кроме того, в 2013 году ЦБ Кипра заявил: “(регулятор) считает использование любых видов виртуальных денег особенно опасным, учитывая, что он не находится под какой-либо системой (специального, государственного) контроля, и его деятельность не контролируется (в том числе на Кипре - специальным образом) .

Главное при этом, что ЦБ Кипра заявил следующее: “bitcoin is not illegal, but at the same time neither is it subject to control or regulation”, то есть, что: “биткойн не является незаконным, но в то же время он не контролируется и не регулируется”. Таким образом, работа с криптоактивами в данной стране ведётся по правилам общего гражданского права .

Также в ходе изучения данной страны была выявлена деятельность по приёму платежей у ряда образовательных учреждений, в частности - University of Nicosia, что подтверждает легальный статус криптовалют в стране.

По данным местных юристов (а также исходя из толкования существующего налогового законодательства) приходим к выводу, что прибыль от торговли криптовалютой не облагается налогом (ставка - 0%), т.к. “the Cyprus Tax on profits from trading is shares or other securities including forex or bitcoins is 0%”.

С другой стороны, ЦБ Кипра неоднократно указывал в своих сообщениях, посвящённых виртуальным валютам, что деятельность, которую необходимо лицензировать, должна вестись строго в соответствии с законом.

При этом на данный момент лицензирование майнинга и крипто-трейдинга (а с тем и ICO) не предусмотрено, поэтому оцениваю данный пункт как возможный риск введения лицензирования данной сферы (на уровне Европейского Союза такой подход рассматривается и Кипр как раз отсылает в первую очередь к этой практике).

В Восточной Европе можно выделить, например, Чехию, где в 2013 году вышло “legal guidance” (юридическое руководство) по покупке и продаже Bitcoin, а в феврале 2017 года был принят закон “О деанонимизации Bitcoin”: то есть финансовые учреждения обязаны идентифицировать (разработка согласно “Дорожной карте” ЕС и общему плану противостояния терроризму) клиентов и последним запрещается использовать вымышленные имена.

В настоящее время также обсуждаются следующие ограничительные меры:

  • Применение НДС к операциям с криптовалютами (“vláda plánuje přidat do zákona o DPH paragraf, podle něhož odběratel zboží či služeb ručí za daň neodvedenou dodavatelem v případě, že za ně zaplatil virtuální měnou”).
  • Специальный порядок регистрации для биткойн - пользователей (сумма – от 1000 Евро: “transactions worth more than 1.000 EUR are considered "AML high-risk" in accordance to § 6 para. of Act No. 253/2008 Code”).

Или вот ещё одна - теперь уже с Востока: Израиль.

В начале 2017 года налоговая служба Израиля издала специальный циркуляр, посвящённый криптовалюте. Оригинал найти довольно просто.

Согласно позиции (Центрального) Банка Израиля криптовалюта - не иностранная валюта, а некий актив, продажа которого облагается налогом (налог на продажу собственности), то есть в этом случае возникает подоходный налог. Кроме того, Банк подчеркнул, что в этом случае имеет место так называемый прирост капитала.

Таким образом, если сделка имеет деловой характер (то есть совершена в рамках бизнес-проекта), разница в обменном курсе виртуальной валюты также будет облагаться налогом в качестве дохода от предпринимательской деятельности. Сделки с биткоином квалифицируются как бартер: оригинал документа по налогу на Bitcoin - здесь https://taxes.gov.il/incometax/documents/hozrim/hoz_x_2017_tyota.pdf.

Ранее одной из наиболее популярных юрисдикций для учреждения компании связанной с блокчейн и криптовалютой являлся Сингапур (тем не менее ввиду последней позиции регулятора ценных бумаг данная ситуация может измениться).

В частности. “Налоговая служба Сингапура (Inland Revenue Authority of Singapore, IRAS) направила письмо в брокерскую организацию Coin Republic, в котором объяснила процесс налогообложения оборота биткоинов.

По словам представителей IRAS, компании, занимающиеся покупкой и продажей биткоинов, будут облагаться стандартным налогом на доходы. Долгосрочное инвестирование в биткоины будет считаться вложением в капитал и облагаться налогами не будет”.

Ещё большую ценность представляет собой следующая цитата : “будут ли или нет деловые круги принимать биткоины в качестве платежного средства за свои товары или услуги является сугубо их коммерческим делом. ДКУС каким-либо образом вмешиваться в это не будет” . Сингапур - страна миллионеров. Страна стабильности и порядка. Страна технологий. Поэтому многие проекты останавливаются именно на ней. К тому же - здесь хорошо развита банковская система.

Единственно, что нужно помнить: “по состоянию на июль 2016 года насчитывается свыше 730 криптовалют” , поэтому унифицировать их статус - сложно. Особенно с учётом того, что при ICO как таковые валюты служат лишь средством пополнения, а токены - это уже мета-инструмент, то есть - вещь производная.

Добавлю также вот что: чтобы вы не внесли в статус токена, самое важное – это токен вашей собственной репутации. К сожалению, сегодня организаторы первых успешных ICO колесят по миру, покупают дорогие, но мало кому нужные вещи и абсолютно повторяют путь кризисов прошлых лет, то есть нарушают саму суть создания и работы криптовалют и активов.

С этим очень сложно бороться, тем более что для большинства показатель успешности - это деньги, а деньги на ICO довольно лёгкие и не маленькие при этом.

И всё же - это деньги: средства, которые не принадлежат создателям в полной мере, даже если это тот самый процент к распределению между членами команды. Почему? Потому что, как говорят юристы, у них есть целевое использование - проект.

И когда проект готов - бессмысленные покупки не так важны, а вот на этапе запуска, тестирования и первичной обкатки - вопрос о том, что сегодня мы строим то, что сломает нас через каких-то год-три - стоит и очень остро.

Разрешение криптовалюты ещё не есть разрешение ICO

И это - мало кто осознаёт до конца: вот лишь несколько, но весьма говорящих на мой взгляд примеров из разных регионов:

  • Китай в 2017 году запретил вывод btc & ltc с крупнейших бирж. Никто не мешает регулятору ровно также запретить вывод, обмен, покупку токенов. А, буквально перед выходом в свет сих страниц, “... советник центрального банка Китая (PBoC) на этой неделе, регулирующим органам следует установить стандарты по раскрываемым сведениям, которые касаются первоначальных предложений монет”.
  • В 2016 году Европейская комиссия заявила: “предупреждение рисков  финансирования терроризма, связанных с виртуальными валютами: для предотвращения злоупотребления виртуальными валютами с целью отмывания денег и финансирования терроризма, комиссия предлагает обязать криптовалютные биржи и сервисы кошельков соблюдать требования директивы по противодействию отмыванию денег. Данные организации будут обязаны применять меры по тщательному контролю клиентов при обмене виртуальных валют на реальные деньги, чтобы положить конец анонимности связанной с такими обменными операциями”.
  •  Выбор юрисдикции всегда должен быть нацелен на перспективу, то есть оценивать не только юридический, но и политические, экономические, социальные аспекты.

Пример Исландии после кризиса 2008 года уже приводил: очень и очень болезненно воспринимает она любые финансовые поползновения, цифровые валюты и токены - в первую очередь. Но ведь ещё есть и страны Африки. Впрочем, положительных, примеров всё больше.