Закон о КИКГосударственная Дума РФ 18 ноября во втором и третьем чтении приняла закон «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)” и хотя и слово “деофшоризация” в названии и тексте закона не прозвучало, но по факту новый закон, по примеру законов многих других стран, в том числе и США, направлен

на то, чтобы уменьшить отток капитала и направить его в бюджет.

Пока что резидентам РФ регистрировать компании в офшорных юрисдикциях не запрещено, однако существенно усложняется использование офшорной компании с целью уплаты налогов по заниженной ставке, которые такими юрисдикциями предлагаются.

По сути, деофшоризация это общая мировая тенденция, и в контексте санкций,  падения рубля и цен на нефть,  вроде и логично принятия такого закона, который бы направил потоки денег в бюджет. По предварительным подсчётам, благодаря новому закону, за год бюджет может дополучить 5-6 милиардов долларов.

Однако есть и другая сторона. В нынешних условиях оттока иностранных инвестиций  и падения национальной валюты, дополнительная налоговая нагрузка как минимум станет тормозом экономического роста, а некоторым компаниям вообще станет невозможно работать в плюс после выплаты всех новых налоговых обязательств. 

Сразу после принятия закона Минфин анонсировал, что к весне будет рассматривать варианты смягчить закон, однако пока что стоит ориентироваться на существующий текст, поскольку неизвестно когда будут выполнены эти обещания и будут ли выполнены вообще.

Новый закон вступит в силу с 1 января 2015 года и  обязывает декларировать в фискальных органах доходы физическим и юридическим лицам, которые контролируют иностранные компании. Минимальный размер прибыли на 2015 год устанавливается в размере 50 млн рублей, однако со временем этот порог будет опускаться ниже, 30 млн руб в 2016 году и 10 млн рублей после 2017 года.

Так же закон вносит новые понятия “Контролирующее лицо” и “Контролируемая иностранная компания”. Контролирующим лицом является гражданин, которому вместе с супругами и несовершеннолетними детьми принадлежит более чем 50% в капитале компании, а так же гражданам, которым вместе с супругами и несовершеннолетними детьми принадлежит более 10%  в капитале компании, более чем на половину принадлежащим налоговым резидентам РФ.

Аналогичные нормы распространяются на юридические лица, которые участвуют в капитале иностранных компаний. С 2016 года доля в иностранной компании контролирующего лица с 50% снизится до 25%. Что касается понятия контролируемая иностранная компания, то под ним подразумевается организация или структура без образования юридического лица, которая сама налоговым резидентом РФ не является, но ими контролируется.

Исходя из изложенного следует, что если на тебя (в совокупности с супругами и несовершеннолетними детьми) зарегистрировано 50% владения иностранной компанией, или 10% компании, больше половины которой принадлежит резидентам РФ, то необходимо подать информацию об этом в налоговые органы.

Если гражданин примет решение не сообщать в налоговый орган  о наличии у него контролирующей доли  в иностранной компании, за каждую компанию новый закон предлагает налагать штраф в размере 100 тысяч рублей. И все это помимо существующей уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов, от которой нарушитель тоже освобождаться не будет.

Кстати хотелось бы привести цифры для того, чтобы дать возможность осознать масштабы вопроса: в офшорных юрисдикциях находится примерно 36 триллионов долларов активов. Это соответствует суммарной величине всех долларовых резервов всех мировых центробанков.

Это больше, чем суммарный ВВП США и Китая. Российских денег там не более триллиона, и хоть в масштабах общей суммы активов это не так уж и много, но эта сумма значительна для России.

Первой мыслью конечно после ознакомления  с нововведениями может быть: а как фискальные органы получат информацию о нерезидентах, ведь закон РФ может обязать своих граждан подавать информацию, но иностранные юрисдикции обязать раскрывать всех бенефициаров и акционеров невозможно?

С одной стороны так и есть, однако в октябре в Берлине состоялся 7-й Глобальный форум по прозрачности и обмену информации в налоговых целях, где представителями 51 стран было подписано соглашение, предусматривающему ежегодный автоматический обмен данными о счетах нерезидентов, и Россия заявила о намерении присоединиться к данному соглашению. Таким образом, информация будет предоставляться даже не по запросу, а автоматически.

Помимо этого, уже сейчас действуют международные соглашения о сотрудничестве по гражданским и уголовным делам с большим количеством стран (Латвией, Литвой, Эстонией, Венгрией, Кипром, Францией и т.д.), в рамках которых предусмотрен обмен информации в области борьбы с нарушениями налогового законодательства. Также, обмен информации о выгодополучателях между государствами может происходит по принципу взаимности да и просто утечка информации может обеспечить фискальные органы всем необходимым. Поэтому не стоит надеяться на то, что просто игнорирование требования подачи информации в налоговую службу избавит от ответственности и дополнительной налоговой нагрузки.

Однако сколько за историю борьбы с офшорами ни пытались прикрыть возможность использования других юрисдикций для вывода капитала или для минимизации налогов, всегда находились пути обхода любого, даже самого строго законодательства и данный случай не исключение.

Новый закон оказался неожиданно на руку компаниям, предоставляющим услуги по получению второго паспорта. Они предлагают все нерезидентные компании регистрировать на второй паспорт (Ст Киттс, Гренада, Доминика и т.д.), но поскольку стоимост такого паспорта начинается с 500,000 долларов, на этом варианте мы даже не останавливаемся, так как странно предлагать решение, которое может стоить больше, чем то, чего мы с помощью этого решения хотим избежать.

Конечно на данном этапе нет одного универсального пути обойти последствия нового закона и дополнительную налоговую нагрузку, который мог бы подойти для любой деятельности в любой юрисдикцией, не зря же над законом трудилось много специалистов в попытке обрубить все старые алгоритмы. Но выход есть всегда, даже из самых сложных ситуаций, правда теперь каждый частный случай необходимо рассматривать отдельно и находить индивидуальное решение.

Для таких целей сущестую юридические компании, предоставляющие услуги по регистрации, сопровождению иностранных компаний и налоговому планированию и они, рассмотрев каждый индивидуальный случай, смогут подобрать подходящее решение.

Как итог хотелось бы заметить, что офшорные юрисдикции уже существуют много лет и правила регулирования их деятельности и раскрытия инофрмации все время меняются и дополняются, так как любая страна не хочет выпускать потоки денег в налоговые гавани, где за ними невозможно проследить, однако всегда находятся способы приспособиться к новым правилам.